Моцны - интернет-портал > Спецпроект > Путевые заметки > ВЗГЛЯД НА БЕЛОРУССИЮ (часть 10)

 

ВЗГЛЯД НА БЕЛОРУССИЮ (часть 10)

ВЗГЛЯД НА БЕЛОРУССИЮ (часть 10)

Булгарин Ф. В. Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года.
Часть 9.

Но вот уж я в Белоруссии! Вот уже появились жиды в своей черной одежде… Как мухи по хлебу, ползают они по этой стране, не жнут, не сеют, как птицы небесные, т. е. галки и воробьи, а питаются и размножаются все более и более. «Гуте шабас!» — «Шаламалих!» Брррр!

Взгляд на Белоруссию a vot d’oiseau.

Между Курляндией, Лифляндией, губерниями Псковской, Смоленской, Орловской, Черниговской и Минской лежит страна, называющаяся издревле у русских Белою Россиею, или Белоруссиею, а у поляков Русью.

Она вся состоит из холмов, лежащих грядами от севера к югу и юго-западу. Промеж холмами болота, озера или следы иссохших болот и озер, низкие места, которых почва свидетельствует, что они образовались из-под воды. Прежде холмы и промежутки между ними покрыты были непроходимыми лесами, теперь леса начинают уже исчезать с лица земли, и в Белоруссии есть уже места безлесные (Мстиславский уезд в Могилевской губернии и окрестности). Северная часть Белоруссии, т. е. Витебская губерния, холмистее, и оттого имеет более озер и болот.

Великолепные реки орошают Белорусский край.

Двина, вытекая из Тверской губернии, входит, с севера, из Псковской губернии в Витебскую и, почти обгибая ее, впадает в Балтийское море, пробираясь через пороги при городе Дзисне. Знатнейшие реки, впадающие в Двину в Белорусии, суть: Евст, Дрисса, Оболь, Межа, Каспля и Улла. Днепр, вытекая в Смоленской губернии, входит в Могилевскую с северо-востока и протекает во всю длину ее, принимая в себя в Белоруссии: Сож, Березину, Друть. В Сож впадают: Ипуть, Беседь, Прона, Остер, Вехря. Кроме того, множество мелких рек пересекают Белоруссию в разных направлениях, украшая и оплодотворяя страну.

Белоруссия страна живописная, изобилующая прелестными местоположениями.

Почти все ее реки протекают между крутыми берегами, осененными великолепными деревьями, исполинскими тополями и липами по берегам Днепра, красивыми елями и березами по Двине. Долины, по которым впадают меньшие реки в главные, представляют самые прелестные ландшафты.

В Белоруссии, на каждых десяти верстах, находятся виды и места, вдесятеро красивее прославленной Ливонской Швейцарии.

Недостает Лифляндского порядка и трудолюбия. Почва не везде одинаковая. В северной части Витебской губернии почва трудная к возделыванию и удобрению: подзол и глина, земля холодная в неблагодарная, боящаяся малейшей засухи, не терпящая сильных дождей. Уезды Люцинский, Динабургский и Режицкий, называвшиеся некогда Польскою Лифляндией, славились (также некогда) плодородием и ценностью имений: теперь незаметно здесь ни плодородия, ни богатства, хотя почва удобна к плодородию. Окрестности Полоцка также имеют хорошую почву, но вообще губерния Витебская имеет гораздо более мест красивых, нежели плодородных.

Здесь природа рассыпала более приятного, нежели полезного. Витебская губерния есть бедная красавица.

О Могилевской губернии можно сказать то же, да не так.

Это также бедная красавица, но у этой красавицы впереди богатое наследство.

Могилевская губерния может быть богатой. Между Витебском и Могилевом сыпучий песок. Уезды Оршинский, Бабиновицкий, часть Копысского тонут в песке. Уезд Климовецкий также имеет неблагодарную почву, песок и подзол, но в уездах Белицком, Рогачевском, Быховецком, Чаусовском, Мстиславском, части Чериковского, т. е. в трех четвертях Могилевской губернии, почва превосходная, плодородная и благодарная. Здесь могут быть столь же изобильные жатвы, как в Украине. Стоит захотеть крепко!

Посреди самой роскошной природы, между красными холмами, на берегах великолепных рек, в пышной зелени видны какие-то черные пятна. Это Белорусские города и села! Вся разница между деревней и так называемым местечком состоит в том, что в сем последнем хижины крыты не соломой, а деревом, по большей части неструганым, а просто щепленым, что в местечке есть великолепный католический костел или монастырь, несколько огромных корчем и что здесь толпы оборванных жидов месят грязь другого разбора, нежели в деревнях.

Каким образом составились эти местечки во время древнего польского правления! Не понимаю! Кажется, будто какой-нибудь дух, враждебный Польше, сыпал из одного рукава жидов, а из другого рукава грязь и что из этого составилось брожение, образовавшее польские местечки, или, как говорят немцы, жидовские гнезда.

Едва ли какая человеческая сила или какой ум в состоянии ввести гражданственность, порядок, довольство, чистоту в города, в которых жители не имеют в сердце любви к гражданственности, к порядку, к чистоте и, чуждаясь всего европейского, не хотят сродниться с правильными понятиями о торговле, о промышленности, о благосостоянии, прячась от просвещения, как от язвы, могущей уморить древние предрассудки. Местное начальство должно быть в вечной войне с жидами, чтоб приводить в исполнение благодетельные меры мудрого правительства, к пользе самих же жидов. Виноват ли доктор, если больной, вместо того чтоб принимать лекарство, выливает его украдкой, за окно — и страждет? Большая часть польских жидов суть нравственно больные, и притом упорные. Все нравственные болезни заразительны, и зараза распространилась по всему необразованному сословию Белоруссии.

Между этими черными пятнами светлеют два прекрасные города: Витебск и Могилев, и два местечка, похожие на города: Полоцк и Мстиславль. В губернских городах порядок, чистота, вид довольства и, что всего приятнее, много образованности. Об этом поговорю подробнее и начинаю отчетом о моем странствии, от въезда в Белоруссию.

Полный текст с комментариями автора (Ф. Булгарина) и специалиста по эпохе (А. Федуты) читать здесь:

Булгарын Фадзей. Выбранае; уклад., прадм. і камэнтар А.І. Федуты. – Мн.: Беларускі кнігазбор, 2003. – С. 171 – 223.