Моцны - интернет-портал > Спецпроект > Путевые заметки > РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПСКОВЕ И НОВГОРОДЕ (часть 7)

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПСКОВЕ И НОВГОРОДЕ (часть 7)

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПСКОВЕ И НОВГОРОДЕ (часть 7)

Булгарин Ф. В. Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года.
Часть 6.

Стоя на берегу реки Великой и смотря на древние стены, на высокую башню Троицкого собора, я стал размышлять о старине.

Что такое были Псков и Новгород в их величии?

О богатстве этих городов свидетельствуют и свои и чужие летописцы, но об образованности нет и помину. Не осталось ни памятников художеств, ни литературы. Были летописи, грамоты, законы, то есть, было основание гражданственности или духовной культуры, но изящного не было.

Что были за люди эти древние псковичи и новгородцы?

Мне кажется то же самое, что нынешние наши гостинодворцы, люди умные, смышленые, умеющие продать товар лицом, грамотные, то есть сперва читавшие Св. Писание и грамоты, а теперь читающие объявления к «Санкт-Петербургским» и «Московским ведомостям», духовные книги, а подчас и светские, скуки ради, знающие тариф, Вексельный устав и Устав о банкротах и отчасти Городовое положение. Между умными нашими гостинодворцами есть люди с высшими умственными способностями, которые, заседая в городской думе, в магистрате или в других местах, обсуживают там дела не хуже древних посадников Пскова и Новгорода, чудно понимают выгоды своего сословия и только в делах судебных, при истолковании законов, падают иногда в подьяческую западню. То же было и в старину.

Дьяки и подьячие также водили за нос посадников. Иначе быть не могло.

Итак, древняя знать Пскова и Новгорода, эти важные именитые граждане, посадники, тысяцкие, были то же, что ныне наши гостинодворцы, с той разницей, что наши современники знают более слов и видят то, чего предки наши не видали. В существе это одно и то же. Тогда, как и теперь, наши умные купцы и были умны только дома и позволяли чужеземцам обманывать себя в большом размере, надувая гостей своих только по мелочи. Иностранная торговля была и прежде, как теперь, в руках чужеземцев, а Псков и Новгород были также только складочными места¬ми товаров, как теперь Петербург и Москва. Просим покорнейше всех любителей русской статистики заглянуть в издаваемые при Министерстве финансов акты под заглавием «Государственная внешняя торговля, в разных ее видах». Там помещаются, по алфавитному списку имена купцов, торговавших с чужими краями. Русские имена видны только по кяхтинской торговле, а по морской торговле нет и трех русских имен на сто иностранных. При этом должно заметить, что из ста иностранных купцов, торгующих в России, едва десять родились в ней и едва ли один изо ста продолжает торг после отца. Напротив, почти все эти гос¬пода новые гости новоприезжие и новопришедшие, которые в течение десяти, двадцати лет из писарей в конторе сделались сами содержателями контор, принимают комиссии, или заказы из-за границы и отсылают товар, не рискуя ни одного гроша.

А что делают наши русские купцы?

Продают на бирже русский товар иностранным комиссионерам и покупают, у них же, колониальные товары для отправления внутрь России. Почти то же было в древнем Пскове и в Новгороде. Я ни мало не вооружаюсь против иностранцев, торгующих в России, напротив того, благодарен им и желаю им великих благ.

Что они нужны у нас, это доказывается тем, что как только Ганза вывела свои конторы из Пскова и Новгорода, то и города эти упали совершенно. Псковичи и новгородцы не умели пособить себе в беде. Средство Риги не принесло пользы Пскову, как следовало ожидать, потому что Псков не умел сделаться складочным местом и мануфактурным городом. А он мог бы быть этим, невзирая на открытие порта Архангельского и на основание Петербурга, мог бы вести обширную торговлю льном, поташом, мехами, полотнами, кожами, юфтью и проч. Рига покупала бы во Пскове, а Псков покупал бы в Риге. Зимний путь заменил бы каналы и чугунные дороги. Богатеть без большого труда могут только такие порты, как Рига и Петербург! Для возвышения Пскова надобно больших трудов и соображений, надобно терпения и постоянства. Извините, но это не в нашем славянском характере! Нам подай да выложи! раздумывать нам некогда! Благодетельное просвещение; душа человеческих обществ, от тебя ожидаем нашего перерождения!

Почтенные господа! учите детей ваших основательно истории, географии, статистике, государственной экономии, финансовым, или камеральным наукам, новым языкам!

Вперяйте им, что купеческое сословие, в высшем значении, также почтенно и полезно отечеству, как и сословие чиновников, что все сословия суть пружины одной великой машины, называемой государством, и что одна слабая пружина ослабляет целую машину! Пусть дети купцов будут почтенными и почетными гражданами и купцами просвещенными, знакомыми и с Манчестером и с Ливерпулем, с Буэнос-Айресом и с Гаваной. Я перед ними сниму шапку и поклонюсь им так же низко, как всякому почтенному статскому советнику и кавалеру!

Теперь Псков, без торговли и без фабричной промышленности, держится только присутственными местами или судами, Епархией и учебными заведениями.

Даже новое шоссе из Петербурга в Динабург и далее в Варшаву миновало его, а потому я не удивляюсь и не гневаюсь, что в лучшем немецком псковском трактире гостиные комнаты грязны, как в жидовской корчме, что окна и двери в нем трещат при каждом ветре, а постели приводят в ужас! Проезжих чрез Псков мало, а заезжих туда еще менее. Трактирщику не из чего хлопотать.

Прощай, древний Псков! еду по тому пути, по которому шел к тебе Степан Баторий и по которому полки его должны были возвратиться в Литву, будучи не в силах преодолеть мужественной твоей защиты, и по которому теперь только путешественники страждут от упорства станционных смотрителей. Псковичи все-таки остаются победителями, и бедный странник или должен заплатить дань, или сидеть целые сутки на станции и размышлять о станционных смотрителях…

Полный текст с комментариями автора (Ф. Булгарина) и специалиста по эпохе (А. Федуты) читать здесь:

Булгарын Фадзей. Выбранае; уклад., прадм. і камэнтар А.І. Федуты. – Мн.: Беларускі кнігазбор, 2003. – С. 171 – 223.