Моцны - интернет-портал > Спецпроект > Путевые заметки > ОТЧЕТ О ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ (часть 9)

 

ОТЧЕТ О ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ (часть 9)

ОТЧЕТ О ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ (часть 9)

Булгарин Ф. В. Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года.
Часть 8.

Отчет о виденном и слышанном в Псковской губернии. Простой народ в Псковской губернии отличается и от иноплеменной чуди (эстов), и от латышей, своих соседей, и от белорусов-славян ростом, телосложением, нравами, обычаями, образом жизни и способностями. Псковичи в умственном отношении ниже великороссиян примосковских и замосковских губерний, но гораздо выше эстов, белорусов и литвы.

Пскович выше их ростом, плотнее, сильнее, трудолюбивее и более наклонен к промышленности.

Псковской народ есть средняя пропорциональная точка (говоря математически) между смолянами, белорусами, и литвою, и великороссиянами и равен в нравственном и физическом отношениях народу новгородскому.

Находясь между двумя винолюбивыми народами, эстами и белорусами, псковичи более склонны к горячим напиткам, нежели великороссияне и даже переняли чухонскую лень.

Псковичи имеют свое собственное наречие,

свойственное всем потомкам кривичей, северян, дряговичей и радимичей, то есть они цвякают и дзякают и укорачивают многие слова, не произнося последней буквы или слога.

Купчихи и мещанки псковские имеют свой особый костюм, который теперь уже выходит из употребления. Что сказать о просвещении народа? В городах кое-как маракуют грамоту, а грамотея крестьянина я не встретил, хотя разговаривал с каждым встречным и поперечным. Все народные сведения почерпаются из рассказов извозчиков о Москве, Питере, Риге, Чухонщине, Латышине, Литве, Польше и из повествования старых служивых о Немеччине, где мужики пьют кофе, и о большом местечке Париже, где вместо квасу пьют рейнское. В псковском народе не заметно той веселости, охоты к песням и играм, как в великороссиянах.

Исключая удельных крестьян поселяне вообще бедны, и по той дороге, по которой я проезжал, живут неопрятно, в дурных хижинах. Возле питейных домов я находил везде многолюдные собрания.

Достаточное дворянство воспитывается, служит и живет в соседней столице, в Петербурге. О степени просвещения дворянства нельзя сказать ничего особенного.

Здесь, как и везде, говорят по-французски, танцуют французскую кадриль, кое-что почитывают

и, разумеется, рассуждают о прочитанном. Как — не наше дело!

Псковская губерния есть родина первого нашего современного поэта А. С. Пушкина.

В псковской своей деревне он написал лучшее свое произведение, которое и переживет все прочие целыми веками. Мы не называем этого сочинения для избежания всякого спора.

Пушкиным Псков выплатил России за все прочее, по части просвещения.

Можно ли издали управлять хорошо имением? Вряд ли! Можно ли быть и чиновником в столице, и помещиком за двести верст? Мудрено! Оттого хозяйственная часть в Псковской губернии, с малыми исключениями, в весьма плохом состоянии. Кажется даже, что и
живущие по дерев¬ням помещики держатся более старины и не подвигаются вперед на поприще рационального хозяйства.
Я видел толь¬ко два отлично устроенные имения. Первое принадлежит лифляндскому помещику барону Фитингофу, а второе (возле самой Ельни) одному отставному майору и совестному судье в Острове.

Кругом бесплодие на превосходной почве, а в этих двух именьях хлеб как в Украине в лучшие годы.

Важное доказательство, что Псковская губерния так же может быть плодородною, как и Лифляндия. Но я говорил уже много об этом — довольно! По истории известно нам, что

великая княгиня Ольга, проезжая из Киева в Новгород, основала Псков и разделила область на погосты.

Что такое погост? То же, что село, деревня с церковью. Эти погосты находятся в известном расстоянии один от другого, как кирхшпили в Лифляндии, Эстляндии и Финляндии. Вероятно, погосты были то же в старину, что ныне уезды. Любители этимологии могут производить слово погост от глагола гостить. Быть может, это были пункты, где посадники княжеские гостили (или имели свое временное местопребывание) во время объездов своих, для суда и расправы. Может быть, эти погосты были, в то же время, то самое, что почтовые станции. Все это может быть, а где нет верного, там позволено догадываться и судить по аналогии.

Полный текст с комментариями автора (Ф. Булгарина) и специалиста по эпохе (А. Федуты) читать здесь:

Булгарын Фадзей. Выбранае; уклад., прадм. і камэнтар А.І. Федуты. – Мн.: Беларускі кнігазбор, 2003. – С. 171 – 223.