Моцны - интернет-портал > Спецпроект > Путевые заметки > НЕЙГАУЗЕН (часть 2)

 

НЕЙГАУЗЕН (часть 2)

НЕЙГАУЗЕН (часть 2)

Булгарин Ф. В. Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года.
Часть 1.

Естественная граница, Нейгаузен, Печоры, Изборск. От Верро вы можете ехать на почтовых, в Россию. Откуда? спросите вы, из Лифляндии. Лифляндец, когда едет в Полоцкую губернию и далее, говорит, что он отправляется в Россию, nach Russland, а когда едет в Нарву или в другие места Петербургской губернии, то говорит, что отправляется в Ингерманландию, nach Ingermanland. Это еще остатки времен пред-Петровых.

Правда, что природа и обычаи отделили редкою чертою Лифляндию от остальной России. Вера, язык, образ жизни дворянина, мещанина и крестьянина, обычаи, чувствования, понятия о предметах разделяют лифляндца с русским, а соединяют с Россией только любовь к царствующему дому и желание России блага и величия. В этом лифляндцы не уступают самым пламенным русским патриотам. Вот последняя грань владений древнего лифляндского рыцарства!

Замок Нейгаузен, по-русски Новгородок, знаменитый в истории ливонских войн с русскими.

Замок воздвигнут на высоком холме, у подножия которого течет река. Кругом места живописные.

Прежний владелец Нейгаузена не дорожил древностями: из камней, составлявших стены замка, он построил скотные дворы и огородил свою усадьбу. Остались только развалины двух прекрасных башен, которые нынешний владелец, губернский лифляндский дворянский предводитель г[-н] фон Липгард, ревнитель просвещения и любитель всего изящного, сохраняет как святыню. По этим остаткам можно судить, что замок был столь же красив, как крепок. По стене из дикого камня сделаны узоры из крепко обожженного кирпича и кажутся издали живописью. Постройка припоминает средние века.

Теперь мода на все готическое или, правильнее, мода на средние века. Костюмы дамские, мебели, романы, драмы — все должно отзываться временами рыцарства.

По моему мнению, эти времена хороши только для драм и романов потому именно, что тогда только страстям была полная воля.

Я искал того места, где Иоанн Васильевич стоял несколько недель, с восьмьюдесятью тысячами воинов, под Нейгаузеном, который защищали шестьдесят лифляндских рыцарей. Восемьдесят тысяч воинов! Но что такое была тогдашняя русская рать! Нестройные толпы мужиков с кольями, дубинами, рогатинами. Стрельцы знали весьма плохо свое ремесло, а артиллерия страшна была только тяжестью пушек.

Но все-таки я заключаю и что Иоанн Грозный не был военным гением и не всегда слушал полезные советы искусных воинов.

Войско Иоанна расположено было в долине, между холмами, со стороны Пскова. В наше время каждый артиллерийский прапорщик разгромил бы Нейгаузен, поставив четыре пушчонки на высоте, командующей крепостцей, на расстоянии ружейного выстрела, а одна рота гренадер с песнями бросилась бы в пролом и очистила бы штыками замок. Иоанн Грозный не мог взять Нейгаузена.

Полный текст с комментариями автора (Ф. Булгарина) и специалиста по эпохе (А. Федуты) читать здесь:

Булгарын Фадзей. Выбранае; уклад., прадм. і камэнтар А.І. Федуты. – Мн.: Беларускі кнігазбор, 2003. – С. 171 – 223.